Карьера

Лучший рассказ путешественника «АЛЮТЕХ»

15 Октября 2014

На корпоративном портале «АЛЮТЕХ» прошел конкурс «Записки путешественников ‑ 2014», который подтвердил, что сотрудники «АЛЮТЕХ» любят приключения и постоянное движение. На протяжении месяца они присылали красочные фото и рассказы о своем отдыхе, делились воспоминаниями, рисовали карту маршрута и давали полезные советы.

Победитель определился путем голосования. Им стала Наталия СИКОРА, которая рассказала о своем экстремальном приключении – восхождении на гору Эльбрус.

Наталия СИКОРА:

– Активно путешествовать я стала относительно недавно – в 2012 году, когда училась на последнем курсе университета. Начинала с поездок по Беларуси, побывала во всех областных центрах, посмотрела замки и исторические достопримечательности нашей родины. После была Украина и Россия. Летом 2013 года я совершила первое большое путешествие, посетив девять стран Европы. Теперь, как только выдаются длинные выходные, стараюсь посмотреть новую страну.

Решение покорить Эльбрус я приняла за год до восхождения. Такое путешествие требовало значительной подготовки. Даже зимой в мороз я активно бегала, при этом бег любимым занятием назвать не могу, но желание взойти на Эльбрус было сильным, приходилось идти на жертвы. Вообще такое экстремальное занятие требует тщательной подготовки и физической выносливости.

Публикуем рассказ, покоривший читателей корпоративного портала «АЛЮТЕХ».


Рассказ о восхождении на гору Эльбрус

26 апреля 2014 года в 21.30 на Казанском вокзале Москвы была намечена встреча со всеми участниками восхождения на Эльбрус. И вот мы уже в Москве все вместе!

Как награда после волнений и переживаний, наступил один из самых сладких моментов любого путешествия, когда ты занимаешь свое место в вагоне и чувствуешь, как поезд медленно трогается, мимо плывет перрон и все остается в формате «до». Я еду в горы. За окном проносятся города, часовая стрелка пробегает очередной круг. На душе очень спокойно и чувствуешь себя в самой-самой своей тарелке…

И вот первый день и наш триумфальный выход на станции Прохладное 28 апреля в 5 утра. Нас уже ждут перевозчики. По плану – проба блюд местной кухни в Азау и регистрация в МЧС. Закидываемся в газельки, водитель включает туристическую музыкальную подборочку – и вперед! С любопытством из окна машины смотрю на Россию. В дороге еще один яркий момент похода – первая встреча с горами. Ты понимаешь, что тебе еще две недели тут бродить и любоваться этой красотой, но это ведь первое впечатление! Выглядываем, стараемся успеть охватить взглядом, указываем друг другу на вновь возникшую по пути вершинку или горный пейзаж. Горы очень заснежены. Наш мудрый сенсей спокойным голосом сообщает, что наедимся мы в походе этого снега. Сказано – сделано, но об этом позже… Выполнив все, что было запланировано, испив нарзана из источника, направились к месту старта.

Вот и точка отсчета. Газелька уезжает, захватив заброску и ненужные вещи. А мы остаемся. Впереди 12 дней похода. Кстати, с кем я иду-то? Нас 12 человек, в том числе наш руководитель-пинатель-ругатель-хвалитель-анекдототравитель, три девочки и восемь ребят.

Итак, разобравшись с общественным снаряжением, распихав его по рюкзакам, мы встали на маршрут. Начало пути всегда тяжелое. Ты привыкаешь к весу рюкзака за плечами, а твои ноги привыкают к постоянному движению по уклону после того, как днями они тихенько себе отдыхали под офисным столом (для них это шок), а глаза – к красоте вокруг… Тяжело, в общем…

В первый день набрали 700 метров, место стоянки было выбрано в долине реки Сылтрансу. Для ночлега воспользовались хижинкой пастухов – кошем. Для туриста это как отель 5 звезд с all inclusive: тепло от печки, лежаки, рядом река и номер с видом на горы. Погода весь день была замечательная. По обычаю, для хорошей погоды хотели спалить что-нибудь на костре. Кажется, мы пожертвовали слишком малым: в этот же вечер пошел дождь…

День второй. Подъем! Завтрак, сборы – и в лямку. На стоянке – весна, трава, тепло, а впереди – снежная граница. Топаем вверх, к перевалу. По ходу утепляемся и натягиваем на ноги фонарики. По пути переходим речку – и на подъем. За перегибом – небольшой скальный участок, а дальше – снег.


После похода я стала относится к снегу по-другому… Это как узнать человека с разных сторон. Почти все время похода он был с нами. Иногда – твердый и надежный, иногда – рыхлый, постоянно пытающийся затащить твою ногу поглубже, иногда – страшный, резкий, колющий, налетающий, чтобы прогнать тебя с гор, как чужака… Коварный, скрыто сооружающий лавинные ловушки или хитро прикрывающий ледовые трещины… В какой-то степени он тут тоже хозяин. И в то же время он заботливо укрывает вершины, представляя их нашему взору белоснежными, чистыми, величественными и великолепными... Ладно.. Лирическое отступление… Пошли дальше…

Во второй день шлось уже гораздо легче. Входишь в свой темп и начинаешь получать удовольствие от процесса. Когда топаешь, ты предоставлен своим мыслям: копаешься, обдумываешь, споришь. Коллективные собрания происходят во время привалов, обедов, перекусов и сопровождаются в основном дружным хохотом от очередного анекдота или байки. Это был первый день, когда пошитые снегоступы проявили свои блестящие качества – без них в этом походе нечего было делать. Вот так вот! На вид неказистые, а польза очевидная. По плану должны были ночевать на озере Сылтракёль, так как обычно в походах стоянки выбираются рядом с источником воды. В нашем случае она была повсюду, но в определенном физическом состоянии. Нашли более-менее защищенное от ветров место и раскинули лагерь. Высота второй ночевки – около 3100 метров. Утаптывали и расчищали площадку, ставили палатку. Старались делать все быстро, потому что если быстро, то теплее, а если нет, то холодно. Все просто.

Уже на этой стоянке некоторые ребята, в том числе я, почувствовали головную боль и общее недомогание. Сошлись во мнении, что действует высота.

Я никогда не решаюсь в таких случаях делать выводы. Слушала и читала по поводу горной болезни. Единого мнения об это состоянии нет. На каждого человека высота и недостаток кислорода действуют по-разному. Безусловно, сильнее воздействие на слабый или переутомленный организм.

Несмотря на то что почти весь поход оказался зимним, он был приятный. Во-первых, хорошая палатка, которая хоть и трепетала на ветру, но держалась стойко. Во-вторых, это теплый спальник. В третьих, конденсатник, заботливо сшитый нашим руководителем.

День третий. Из-за того, что всю ночь снежило, палатки немного занесло, но погода с утра была замечательная. Самый сложный во всех смыслах этого слова процесс в походе – это выход из палатки. Он складывается из множества составляющих, требующих предварительной психологической подготовки: вылезание из теплого спальника, надевание, обувание и собственно выход. Описать ощущения невозможно. Это нужно почувствовать. Посодействовать ускорению процесса может только призыв: «Завтрак готов! Кто не успел, тот не поел!» Выходится гораздо быстрее.

Этот день оказался очень насыщенным. Мы двигались к перевалу Сылтран, а это значит практически постоянный набор. Идешь вверх по склону, язык на плече, твоя цель – перегиб. Прямо вот цель-цель-цель. Надеешься, что зайдешь на него, а там – равнина. Поднимаешься, а за этим перегибом еще один подъем с таким же перегибом, и ты идешь дальше. А впереди тебя тоже идут, тоже не сдаются, и стараешься не отставать, идти вперед шаг за шагом. И сзади тебя точно так же. И все знают, зачем им это нужно.

На перевале – традиционный обмен записками: мы забрали письмо предыдущей группы, датированное прошлым годом, и оставили свое. В этом году мы были здесь первыми. Высота перевала – 3421 метр.

Собрались почти полным составом, пожевали карманное питание – карпит (орешки, конфеты и сухофрукты, подготовленные завхозом), поболтали и двинулись дальше.

А за перевалом ‑ спуск. Мы оказались на лавиноопасном склоне, поэтому пришлось снимать снегоступы и брать ледоруб. Спуск был достаточно протяженным, снег местами очень глубокий – приятного мало.

Когда склон начал становиться более пологим и уже не было сил вытаскивать ноги из снега, я надела снегоступы. Внизу снег был совсем рыхлым, с подтаявшим нижним слоем, так что ноги проваливались даже в снегоступах, но вид отсюда открывался просто фантастический. Слева выступал Мукал, а совсем рядом была безымянная отвесная бесснежная скала.

Немного отдохнули и двинулись дальше. Еще несколько сотен метров мы шли по рыхлому снегу до тех пор, пока не вышли на каменистый участок. По нему тоже пришлось немного потопать в снегоступах, потому что попадались снежные участки, а надеть и снять мои снегоступы – это как завести старенький москвич – очень много тонкостей. В общем, шла в снегоступах до победы.

Привал уже был на обычной полянке. Пока подходила остальная часть группы, я решила осмотреть окрестности. Оказалось, что мы стоим на скале, слева находится водопад, который в это время года еще слаб, справа – обрыв, с которого открывается панорама на обширную долину, окаймленную заснеженными вершинами гор. Во время похода, несмотря на красоту заснеженных гор, постоянно возникала мысль о том, что в теплое время, они, наверное, еще великолепнее…

После обеда направление на спуск. Решили спускаться левее водопада, потому что идея о спуске правее по трезвости прийти не могла. Переход был заснеженным, а снег по-прежнему очень рыхлым, из-за чего проваливались постоянно и иногда по пояс.

В награду за тяжести ходового дня нас ждала хорошая ночевка в долине реки Мкяра.  Наслаждаясь теплом и отсутствием снега, поставили палатки, развесили на просушку влажные вещи, поужинали и спать.

День четвёртый. Проснулись в облаке. За ночь погода подпортилась, похолодало. Сборы, завтрак ‑ и вперед. На этот день героических подвигов не назначалось, и набора высоты не было. «Гвозди программы» были в другом. Практически весь ходовой день мы бродили: не шатались, где попало, а переходили речку. Из-за того что склоны были в снегу и идти по верху было невозможно, мы шли вдоль реки. В местах скальных прижимов приходилось переходить на другой берег, и так постоянно.

Горная река была далеко не на пике своей мощи, но упасть в ледяную воду все равно возможность была – камни скользкие, а некоторые еще и «живые»: встаешь на него, а он шатается. Но было интересно, это было что-то другое: не тропление снега, не подъем и не спуск. К тому же бурлящие пороги и изгибы кристально чистой воды – это красиво.

От реки вышли на снежный склон и стали набирать высоту. С набором высоты усиливался ветер, рвался прямо в лицо холодными колкими порывами. Мы присмотрели надежное место для лагеря и встали.

В этот день у нас было занятие по тактике и технике передвижения по снежным склонам, организации точек страховки и т.д. В завершение занятия – спуск глиссером: падаешь на попу и скользишь по склону, а в нужный момент зарубаешься в снег ледорубом.

Потом теплый ужин и сон в уютном спальнике под дружный храп тех, кто никогда не храпит. Правда, не совсем полноценный сон. Из-за сильного ветра казалось, что нашу палатку оторвет от земли и унесет из Канзаса в неизвестном направлении. Как оказалось, все познается в сравнении. Несмотря на сильный ветер, мои героические соседи выбирались из палатки и закрепляли выскочившие оттяжки.

На самом деле, что такое настоящий ветер, мы поняли на следующий, пятый день нашего путешествия. Сначала все было как обычно. И погода была адекватная, и ветра особо сильного не было. Каждый шел в своем темпе, как позволяло ему самочувствие и физические возможности. Но старались, безусловно, все.

За очередным перегибом поднялся сильный ветер. До тех пор я никогда не ощущала порывов ветра такой мощности! Казалось, вот-вот он собьет с ног. Кое-как дойдя до перевала, скинула рюкзак, села и постаралась сгруппироваться так, чтобы он не выдул из меня остатки тепла. Мы немного задержались на этом перевале. Нет плохой погоды, главное – правильная одежда! Поэтому сильно холодно не было. Чтобы ожидание подхода остальных участников оставалось таким же теплым, необходимо было двигаться. В какой-то момент к этому выводу пришли все и мы устроили хороводы посреди пурги: сомкнули тесный круг и стали прыгать, распевая какие-то песни, я уже даже не помню, что именно, но стало действительно теплее. Кто-то отыскал перевальную записку. Написать хороший ответ в такую погоду мы не смогли. Оставили последователям пакетик с орешками и сухофруктами, пожертвованный самым сытым участником, и мысленно пожелали им более хорошей погоды, чем упавшей на нас.

Когда стали собираться, оказалось, что нет моего рюкзака. Ветер скинул его с перевала вниз. Наш маршрут вел именно туда, поэтому никакой проблемы с возвратом его на родину не возникло, но сама ситуация нервы пощекотала изрядно. А ведь могли и не разглядеть рюкзак.

Спуск, по традиции, оказался малоприятным. Сходили в полной боевой готовности проверить навыки самозарубания. Спустились, обули снегоступы и больше с ними не расставались. Дальше на километры вперед был снег. В этот день мы прошли немного. Дошли до снежного болота – долина Джикаугенкёз – и встали на ночевку.

Утро шестого дня встретило солнечной погодой. Нам повезло – в это утро мы увидели Эльбрус. Даже как-то не верилось, что он так близко. После завтрака его заволокло облаками, и больше он не показывался.

Вечером мы были в базовом лагере. Самыми сложными были последние метры к базовому лагерю, потому что не было уверенности, что это именно он. Мы это сделали. Мы были на 4300! Стали раскидывать палатки. Очень хотелось поскорее принять горизонтальное положение. Поужинали и отключились.

На седьмой день был назначен акклиматизационный выход. В районе 11 часов мы вышли из базового лагеря. Погода была очень хорошая. Тепло и солнечно. Шлось достаточно легко. Ноги радовались отсутствию снегоступов, плечи – отсутствию рюкзака, голова – отсутствию… ладно, она просто радовалась. Это был подъем. Снежные участки сменялись каменистыми, иногда был виден открытый лед. В такие моменты ясно приходило осознание истинного назначения кошек (альпинистские кошки ‑ металлические приспособления для передвижения по льду и фирну, крепятся на ботинках различными способами).

Чем выше мы забирались, тем более прекрасные панорамы открывались вокруг. Страха не было. Был какой-то душевный подъем, рядом надежные люди и ты просто шаг за шагом поднимаешься все выше.

Из всех пройденных участков запомнился один очень крутой и зафирнованный, где приходилось силой вбивать кошки, и каменистый, по которому было неудобно идти в кошках, а без кошек не хотелось.

Вот так мы добрались до 5100. Организм сопротивлялся, голова трещала, тело хотело вывернуться на изнанку.

Но надо спускаться в лагерь. Возвращаемся тем же путем. Скалы, камни, снег, лед.

Дошла до лагеря и поняла, что я как овощ. Дошла до палатки и легла. Голова кружилась, была полная прострация. Как-то очень быстро, слажено, командой натопили воды, заварили компотов и чаю, начали готовить ужин. Все приходили примерно в таком же состоянии. Кто-то не мог найти палатку и шатался по лагерю, кто-то просто очень устал. За ужином делились впечатлениями, строили планы, жаловались на болячки, травили анекдоты. В планах на следующий день был отдых, ледовое занятие. Восхождение планировали на утро 6 мая.

Горы посмеялись над нашими планами. Погода очень испортилась. Проснувшись утром восьмого дня, мы ясно поняли, что ледовое занятие отменяется, а наше восхождение под угрозой срыва. По прогнозам МЧС, непогода установилась надолго. Палатку трепали сильные порывы ветра, и если бы не стенка из камней вокруг нее, было бы вообще несладко. Выходить наружу вообще не хотелось… Погода с каждым часом значительно ухудшалась. Палатки и вещи, оставленные снаружи, засыпало снегом. Ветер свирепствовал, метался, бил в стенки. Причем определенного направления не было. Выносило со всех сторон.

Все ребята вышли на построение снежных стенок вокруг палаток. Я собрала волю в кулак и тоже выгреблась откапывать палатку и вещи из-под снега.

Что там творилось, сложно поддается описанию: метелище, колючий снег лез в лицо, ветер толкал.

А мы работали все вместе, как настоящая команда. Было приятно. От стенки в палатке действительно стало спокойнее, а от профработ, как и от любого другого совместного дела, веселее.

За ужином решили, что завтра будем спускаться. Один участник решил перейти в соседствующую команду Strahu-Net и все-таки попытаться победить обстоятельства.

Утро девятого дня прошло в сборах. Сборы вообще занятие для терпеливых, а тут еще и погодка шепчет. Кое-как спаковали рюкзаки, собрали палатки, обули кошки и снегоступы. Было определено, что спускаться будем в связках. Это был спуск, и ничего приятного я от него не ждала. К тому же был ветер и снег в лицо. Далее наш путь проходил по леднику Ирик-Чат. У Рыжего бугра мы вывязались из связок, сделали небольшой перекус ‑ и вниз. Под ногами рыхлый снег. Снегоступы выручают, но иногда и в них нога уходит глубоко в снег. Но идти уже гораздо легче. Не спеша добрались до места стоянки в ущелье с двух сторон укрытом скалами. Рядом – горная речка, до которой пришлось тропить дорожку в снегоступах, иначе проваливаешься по пояс. Уже мастерски быстро раскинули палатку, разложили вещи, поужинали и разошлись по палаткам.

Утром по традиции разгребали нападавший невесть откуда снег. Причем нападало его столько, что удалось даже слепить снеговика и поиграть в снежки. Собравшись, мы продолжили спуск. Чем ниже мы спускались, тем более рыхлым и влажным был снег. По дну ущелья текла река, и нога вместе со снегоступом, проходя слой снега, проваливалась в воду. Первые этого не ощутили, а те, которые шли следом и к тому же имели значительный вес или были перегружены, проваливались постоянно. Результатами очередного проваливания были крики и нецензурное эхо по всему ущелью.

За время похода под воздействием солнца и ветра наши лица немного изменились. Не скажу, что похорошели, они даже не обгорели, они оГОРели. Красавцы все были, как на подбор. Носики, щечки, следы от очков, местами в рваных бахилах и фонариках, грязненькие, две недели не видевшие благ цивилизации, мы бодро шагали навстречу им.

Недалеко от нас по склонам с грохотом сползали лавины, внизу текла горная речка, а мы уходили из этих мест.

По пути то и дело попадались следы страшных горных зверей. Одного из этих опасных и бесстрашных представителей, не желающих светиться в СМИ, трудом нашего фотографа все же удалось запечатлеть.

Совсем скоро мы вышли на травянистый склон. Под ногами вилась обычная горная тропинка и открывался вид на весенний предгорный пейзаж с зелеными холмами и изгибами реки. Спускаться по такому склону было одно удовольствие. На привале узнали, что рядышком есть водопад и мигом помчались смотреть, а смотреть было на что. Самые отважные даже постояли под его ледяными мощными потоками. Скромно скажу, что в списке отважных была и я.

Вернувшись с водопада, мы увидели группу Strahu-Net, которая планировала взойти на Эльбрус, несмотря на непогоду. Из-за ухудшения обстановки им также пришлось отказаться от этой рискованной затеи. Мы с радостью встретили их и участника нашего похода. Теперь команда была опять в полном составе.

Преодолев еще несколько километров, полюбовавшись каменными замками, (правда, со стороны, потому что проходить под нависающими из песка огромными каменищами было как-то страшно) мы остановились на ночевку. Место было выбрано пологое, рядом с источником нарзана. Проснувшись, мы позавтракали, собрались и направились в поселок, где нас ждал перевозчик, чтобы отвезти в Пятигорск.

В Пятигорске мы провели полтора дня, погуляли по ночному городу, покупались в лечебных ваннах, осмотрели достопримечательности. А вечером из Минеральных Вод уходил наш поезд.

Этот поход был очень необычным, местами возмутительным, но в основном восхитительным.

Я рада, что была его участником, шла рядом с моими новыми друзьями. Благодарю их за доброту, помощь и отзывчивость. Быть эгоистом легко, а в связке идти тяжело. Я горжусь своей связкой. Мы это сделали!

 

P.S. Горы – это и красота, и опасность, и мастерство, и воля случая.

По приезде домой мы узнали, что в это же время на Эльбрусе погибли четыре человека. Не сомневаюсь, что это были достойные, смелые и правильные люди – другие в горы не ходят. Можно объяснять трагедию разными причинами: ужасная непогода, неправильно принятые решения, недостаточная подготовка или фатальное невезение…

 Я хочу сказать спасибо руководителю нашего похода и всей моей группе за то, что мы вернулись домой.